Алексей Беляков колонка о том, что и кому должна женщина

«Жена должна». Ничего она не должна!

Бегал утром в парке. Встретил знакомого, мы с ним оба физкультурники. Он посмотрел на мои новые желтые кроссовки: «Да, хорошие! Только грязно сейчас. Хотя у тебя есть, кому их мыть». Ты о чем? – уточняю. «Ну ты же не один живешь, – усмехается. – Жена кроссовки моет». Нет, говорю, она их не моет. Я сам их мою. Приятель удивляется: «Странно. Такие вещи жена должна делать».

Вот это «жена должна» меня давно забавляет. Когда-то, еще во времена тиранозавров, был выработан целый список под заголовком «Жена должна». И там пунктами: готовить еду, ходить в магазин, мыть посуду, гладить одежду, вытирать пыль, заниматься с детьми, солить огурцы, ну до фига всего, список огромный. Плюс – обязательно радоваться мужу, смеяться любой его глупой шутке, повторять: «Какой ты у меня молодец».

Этот список давно пора разорвать и сжечь вместе с опавшей листвой. Но нет! Во многих квартирах он на почетном месте, прижат к большому холодильнику магнитиком из Турции. А мужья знают его наизусть, лучше чем расписание футбольных матчей.

Итак. Жена ничего не должна. Девочка не рождается на свет с мешком будущих обязанностей. Может, какие-то сумасшедшие бабушки еще зудят внучкам: «Учись готовить, убираться, стирать. В жены никто не возьмет!». Но пусть эти бабушки хлебнут корвалола и сядут наслаждаться истериками на ток-шоу В.Соловьева. Только не лезут со своей древней чепухой в наши кухни и души.

Жена ничего не должна.

Если только ей хочется, если у нее есть силы и время – пусть готовит, моет посуду или что там еще.

Скажем, моя первая жена очень любила и умела готовить. Ну я только радовался, я был тот еще кулинар. А вторая жена совсем не любила и не умела. Какие проблемы? Я стал готовить сам и вполне преуспел и стал ловить этот кайф. Особенно мне удавались супы.

С первой и второй женой я расстался вовсе не потому, что они не делали каких-то вещей из дурацкого «списка», там были другие причины, сейчас не об этом.

Да, я уже в третьем браке. Жена хорошо готовит, но ее, например, бесит мыть полы и всякую сантехнику. Какие проблемы? Это делаю я. У нас возникает лишь один спор – из-за посуды. Честно говоря, стараюсь это малодушно свалить на нее. Но когда я вижу: она устала, а посуды до фига – никогда не скажу: «Это ты должна». Мою сам. Мне совсем нетрудно на самом деле.

Семья – это сплошные компромиссы. Уступки, договоренности. Вот что главное. Причем, уступать большей частью должен мужчина. Именно потому что он сильнее. Уступать – талант сильного.

Но как только нормальная женщина слышит проклятое «должна» – ей хочется треснуть мужу по голове большой вазой. (Которая для цветов, но муж об этом давно забыл.)

Одна старинная знакомая недавно ушла от мужа, с которым прожила очень долго. Объяснила мне: «Понимаешь, дети уже выросли. А мне слушать двадцать лет вот это «ты должна» – ну просто осточертело. И я сейчас такая свободная и счастливая, ты не представляешь!».

Хорошо представляю, хоть и мужчина. Хоть и вырос при социализме, где тот проклятый список внушался девочкам с младенчества.

«Должен» – это вообще мужское слово. Мужчина точно всегда что-то должен. Это записано в его хромосомах. Как только он расслабляется и забывает об этом – превращается в домашнюю собачку вроде болонки. Только болонки хотя бы занимают не так много пространства. И не бубнят, что жена им что-то должна.

«Женщина, знай своё место!»: Мужчины о колонках Алексея Белякова

Что не так с «мужским взглядом»

В НАЧАЛЕ ЭТОЙ НЕДЕЛИ НА САЙТЕ «СНОБ» ВЫШЛА НОВАЯ КОЛОНКА шеф-редактора Allure Алексея Белякова с говорящим заголовком «Женщина, знай своё место!» — одна из многих, в которых Алексей диктует женщинам, как им следует вести себя, одеваться и выглядеть, чтобы понравиться мужчинам. Мы собрали ряд говорящих цитат из других колонок Белякова, которые давно вызывают возмущение женщин, и узнали у самих мужчин, что они думают о подобном «мужском взгляде».

О «сильных женщинах»:

Когда женщина себе позволяет играть самца, тут нарушение древних грозных законов. Тут у наших мужчин открываются славянские бездны. Сколько бы мы не прикидывались цивилизованными людьми, каждый может сорваться, даже будь он не в трениках, а в кашне и кандидатом искусствоведения. Потому что роль женщины — соглашаться, кивать, улыбаться. Милые капризы — пожалуйста. Но в рамках незыблемой социальной модели. Колечко, туфельки, билетик на концерт Меладзе. Только, товарищи феминистки, не обвиняйте меня в том, что я оправдываю насилие. Нет. Ни за что. Оправдывают его сами женщины. «Ах, он такой вспыльчивый!»

Эту вакханалию пора прекратить, пока природа нас не покарала. Нет, пусть будут сильные женщины, ну две-три на миллион, и достаточно. У них так устроен организм, и ради бога. Остальные должны плакать, капризничать, требовать массаж стоп — не в салоне, дома! — и к ним должен бросаться свой Дима. Который всё решит, разрулит, устроит. С которым спокойно, надёжно, навсегда. Потому что только так и правильно. Потому что эта гармония заложена свыше, и разрушать её — страшнее, чем размывать озоновый слой. Это же просто, как один плюс один равняется вечность.

Александр Горбачёв

редактор отдела спецкоров «Медузы»

Про такое часто говорят — мол, это же кликбейт, зачем вы вообще обращаете на это внимание и добавляете просмотры. По-моему, это довольно порочная логика — кликбейт на то и кликбейт, что целится в самую широкую аудиторию; если его не замечать, трансляция соответствующих взглядов на эту аудиторию будет ничем не отягощена. Ценность возмущённых просмотров я бы при этом не завышал — мера репутационного ущерба и для автора, и для издания явно выше.

Каждая невеста должна знать:  Меган Маркл в Марокко в платье Dior

Другой аргумент в защиту такого рода высказываний — мол, зачем вы занимаетесь цензурой, человек имеет право на мнение и тому подобное. Тут хотелось бы напомнить, что цензура даже по словарному определению подразумевает участие государства и некий административный надзорный аппарат. Даже если понять термин как метафору и иметь в виду цензуру коллективного фейсбука — то и здесь, по-моему, до единодушия пока очень далеко. Проще говоря, это называется не цензурой, а дискуссией — в которой, если это уместно, бывает нужно и объяснить оппоненту, что он занимается распространением стыдных, неверных и попросту вредных стереотипов. Причём вредных не только для женщин и понимания того, какую роль они могут играть в обществе, но и для мужчин.

Для меня, например, оскорбителен не только весь этот подчинительно-уничижительный дискурс в адрес женщин, но и стереотипизация мужчин как сильных самцов, жизненные стратегии которых, согласно автору, малопонятным образом балансируют между неустанной сексуальной объективацией и стремлением защитить, решать вопросы и на ту же самую объективацию заработать. Да пошёл он в жопу. Я мужчина, и я тоже довольно часто не хочу ничего решать — и имею на это право. Обратная сторона такого открыточного сексизма заключается в том, что его пропагандист сводит самого себя к мешку с тестостероном, в котором ещё откуда-то появляются деньги. По-моему, это крайне малопривлекательная картина.

О женской внешности:

Тетка почти пенсионного возраста, которая обнажается, — эта тетка нелепа, если не сказать комична. Всему, знаете ли, свое время. Когда Хелен Миррен играет лихую бабку со стволом наперевес в фильме «РЭД» — это классно, прикольно, угарно. Это кино. Но она же не оголяется, как делала сорок лет назад в фильме «Калигула». А там было на что посмотреть, молодая Хелен — секс-бомба.

Но давайте посмотрим правде ниже пояса: все ли девичьи ноги так хороши? Всегда ли мини-юбки и шорты украшают девушку? Заявляю со всей ответственностью: далеко не всегда. Ноги бывают слишком толстые, пугающе худые, наконец, просто некрасивые. И когда девушка с дряблыми и бледными ногами надевает очень короткие шорты, я не могу это приветствовать при всём своем либерализме. И на моей стороне половина планеты, включая, между прочим, и геев, которые особенно придирчивы к внешнему виду.

Константин
Зильбербург

У Владимира Сорокина есть рассказ «Настя». Это такая стилизация под Чехова, иллюстрация празднования 16-летия главной героини. Родители и гости приносят девушке дары и произносят комплименты, всячески готовя к «самому важному дню в её жизни», а потом зажаривают в печи и съедают под разговоры о философии. Текст потрясает в том числе тем, с какой обыденностью и пафосом говорится о буквально людоедской морали. Для меня тексты Алексея Белякова мало чем отличаются от содержания «Насти». Они полностью деперсонализируют, объективируют женщин, лишают их права на своё тело, на собственные желания как в сексуальной, так и в ментальной сфере, предписывают ритуалы, направленные на ублажение «старших» по иерархии мужчин, и описывают унижения, на которые женщины должны пойти, чтобы в итоге быть достойно съеденными. Поэтому и отношение к его колонкам у меня примерно как к тому сорокинскому нарративу: омерзение в сочетании с недоумением.

Нельзя сказать, что такой угол зрения для меня новость: шовинистов в России очень много — об этом, например, свидетельствует то, с каким триумфом приветствуют в нашей стране победу на выборах в США сексиста, расиста и гомофоба Дональда Трампа. И если последний апеллирует к аудитории «разгневанных белых мужчин», то к кому обращается шеф-редактор журнала для женщин — непонятно. Представьте себе, что вы приходите к врачу с зубной болью, а он вам прописывает противовирусный препарат и «Отче наш» перед сном — суть будет примерно такая же, только реакция будет сильнее. Самое обидное, что среди успешных людей так легко встретить людоедов. Совершенно дикие сексистские взгляды характерны и для шеф-редактора модного журнала, и для колумниста «Сноба», и для эсэмэмщика либерального новостного портала, и даже для популяризатора науки.

О бодипозитиве:

А в календаре Pirelli я хочу видеть юных, крепких, голых девчат. Не ноги 80-летней Йоко Оно. И не обильные складки на животе Эми Шумер, комедийной актрисы.

Да, я лютый сексист. И за моей спиной ещё миллионы таких же лютых сексистов, включая дальнобойщиков на тяжёлых фурах. Мы с дальнобойщиками за чистый жанр. Ничего лучше красивого женского тела эволюция не создала. Бодипозитивистки пусть хомячат гамбургеры на ночь, раз хочется, мы их раздеваться и не просим. А если дальнобойщики начнут марш на Нью-Йорк с требованием сделать нормальный календарь, я присоединюсь на своём велосипеде.

Бодипозитивность — страшно вредная вещь. Опиум для народа. Дело в том, что человеку как существу, обременённому сознанием, важно иметь цель. Сверхзадачу. У существа мужского вида это статус. В профессии или обществе. У женщины сверхзадача всей её жизни — быть привлекательной. Манящей. Ну, так заложено — Богом или Дарвином, кому как хочется считать. Женщина может делать карьеру и добиваться статуса, но это не сверхзадача, это просто амбиции. Тем более что высокий статус и сопутствующие ему деньги как раз служат сверхзадаче. Когда у тебя есть миллион-другой на процедуры — это неплохо.

Георгий Биргер

По большому счёту колонки Белякова существуют как раз потому, что уже более-менее всем понятно, что то, что в них написано, — ужас и мрак. То есть понятно, что в современном обществе это считается ужасом и мраком, но при этом непонятно само это современное общество. Беляков же жутко архаичен, он под видом правил этикета регулярно постулирует вещи, рассуждать о которых ещё недавно было нормой (к примеру, о том, можно ли «жрать» на свиданиях, ещё героини «Секса в большом городе» задумывались всего 15 лет назад). Неклассно же, когда уходит понятный тебе мир и приходит какой-то новый, непонятный, вот тексты Белякова — это нота протеста новому миру. И он такой не один, он сам пишет: «Да, я лютый сексист. И за моей спиной ещё миллионы таких же лютых сексистов». Эти миллионы уже поняли, что такое сексизм, но пока ещё искренне не понимают, что в этом такого плохого.

Каждая невеста должна знать:  6 лучших направлений августа готовимся к свадебному путешествию

Возмущение, конечно, — понятная первая реакция на такой образ мысли, но взгляд свысока только усугубляет положение (как мы видим на примере избрания Трампа президентом США). Поэтому просто предать Белякова обструкции и, например, требовать его увольнения — это только раззадоривать реальных адресатов его посланий (а это совсем не женщины, конечно же). Требовать от людей эмпатии — вообще плохая идея, эмпатия так не работает. Приходится опять спорить, объяснять. И потом опять. Сексизм всё-таки с нами был слишком долго и встроен в общество слишком плотно, быстро от него не избавиться.

О женской сексуальности:

Мы, мужики, боимся этой страшной операции больше, чем женщины. То есть не самой операции, а последствий. Как принять то, что мы увидим? То, что на этом месте, — которое мы очень любили, ласкали! — на этом месте уродливый шрам? Конечно, нужна выдержка, давайте честно. И мало кто способен с собой совладать. Да, мы готовы жалеть. И то недолго. А любить? Любить ту, которая была самым близким человеком, и вдруг её изуродовали?

Мы живем, чтобы глазеть на девичьи прелести. Все эти офисы и ипотеки – глупости, выдуманные, чтобы отвлечь нас от главного. От апреля до октября нам весело и раздольно, есть смысл жизни. Мы хотим каждую, что пробегает мимо в короткой юбке и облегающей майке. Кровь бурлит, голова кружится, Земля вращается.

А зимой? Девушки! Не изменяйте своей биологической сути. Дразните, соблазняйте, развращайте.

Есть обильно — мужская прерогатива, девушкам достаточно трёх листочков и кусочка сыра. По крайней мере — мы должны видеть такую картинку. Это трогательно, это обаятельно и, наконец, — а мы всегда мысленно раздеваем вас взглядом — сулит нам узреть потом в полумраке трепетную фигуру, а не усталую «богиню плодородия».

Тарлан Абдуллаев

проджект-менеджер, организатор вечеринок «Пика-Пика»

Вообще, эти высказывания про место женщины в обществе — это чистой воды диванный сексизм, хоть диван Алексея и находится в редакции глянцевого издания. Как-то нелепо уже такое писать в 2020 году. Полюса абсолютно сменились — большинство населения США выбирает Хиллари Клинтон президентом, Натали Буа де ля Тур возглавляет Французскую футбольную лигу, а некий Алексей пишет, мол, нет, баба, ты должна быть слабой и худой, радовать мой глаз и делать всё ради моего одобрения. Ещё удивительнее то, как Алексей свою позицию пытается обосновать: тем, что он, видите ли, русский мужик и настоящий славянин, и сексизм у него в крови. Только, честно говоря, с образом русского мужика нытьё по поводу гавкнувшей на него собаки не вяжется вообще. А вот с образом тролля в теле взрослого мужчины — вполне.

Но по-настоящему грустно, что Алексея кто-то ещё читает и верит во все эти бредни о том, что ножки должны быть стройными, попки должны быть упругими, а всё остальное — уродство и не норма. Даже вот под этим постом на «Снобе» куча одобрительных комментариев от женщин. Получается, что российский глянец и Беляков в частности в своё время воспитали себе читателя философией, основанной на стандартах рекламной индустрии, и ей до сих пор его и кормят. А тот уплетает и рад. Что с этим замкнутым кругом делать — я не знаю.

Об общении с женщинами:

Нет, гораздо лучше, если с подругой разные политические взгляды. Он, скажем, либерал, а она — яростная сталинистка. Во-первых, жить станет веселее. Обоим. Во-вторых, это обостряет драматургию ночных услад. «Ну что, Ира, любишь Сталина? Любишь?» А она ответить не может: рот занят.

Потом я уже раздухарился и новым начальницам говорил смело, что думаю об их фигуре, глазах и волосах. «Какие у вас изящные плечи, зачем вы скрываете их под пиджаками?» Ну и так далее. Одна чуть краснела, другая нежно улыбалась, третья сдержанно благодарила. Но ни одна ни разу не остановила меня: «Вы забываетесь, поручик!»

Начальницам надо говорить комплименты. Плюньте на все правила, заповеди и служебный этикет. Это «закат Европы» и глупости феминисток. Пусть они в Европе дохнут от бесполой скуки в своих офисах — русские джентльмены любят женщин открыто, честно, зримо.

Ира всегда выигрывала. У нее было больше аргументов, цифр, сравнений. И логики. Я бесился. У Иры к тому же была изнуряющая манера вести спор невозмутимо, с пренебрежительной ухмылкой. Иногда, уже на взводе, я был готов вскричать: «Да это вообще не женского ума дело!» Но к счастью, не вскрикивал. А потом утешал себя одним: Ира была некрасивой. «Ловить ей нечего, — гнусно рассуждал я. — Парня у нее нет. Вот и развлекается с книжками, политикой, логикой. Дура!»

Не знаю, как сложилась судьба Иры. Надеюсь, что счастливо. Она была хорошей девчонкой. Только слишком умной, вот беда. Мужчины таких сторонятся. Да что сторонятся — бегут, как черт от ладана.

Василий Сонькин

Очень понятно, почему эти колонки существуют, но от этого не менее грустно. Есть люди, которые действительно думают так, как автор пишет (говорят, сам он так себя не ведёт, но дела это не меняет). Есть люди, которые хотели бы себя так вести, но что-то им не позволяет, и они читают эти колонки как материал для фантазий. А есть третья категория успеха этих колонок — все мы, кто сейчас прочитал его писанину, разозлился и негодует по этому поводу. Поэтому их этот Беляков и пишет, а сайты ему их заказывают. Они вирусные, они вызывают «дискуссию». Медийно это оправдано, примерно как кликбейт и видео с котятами.

А по сути — я возмущён тем отношением к женщинам, которое проговаривается в его текстах. Это объективация в чистом виде, сведение женщины к красивому трофею, которым мужчина волен управлять просто потому, что у него есть член, а у женщины нет. Единственные отношения, которые могут быть действительно здоровыми и полезными, — это отношения партнёрства. Это те отношения, которые я построил со своей женой Дашей, и мы можем оба реализовывать свои амбиции и поддерживать друг друга. Более того, сейчас я многому учусь у неё, потому что у Даши уже три года собственный бизнес. Если бы я был мужчиной из колонки Белякова, я бы на корню зарубил её попытки, и сейчас бы мне даже не с кем было бы проконсультироваться по миллиону вопросов, которые у меня возникают, когда я открываю своё дело.

Каждая невеста должна знать:  Коралловая книга для пожеланий на свадьбу. Фотоидеи

И это те отношения, которые я строю со своей дочкой Наташей. Я не хочу указывать ей, я хочу с ней договариваться, быть для неё не только авторитетом, но и просто человеком, которому она доверяет и на которого она может положиться. А Белякову нельзя доверять и уж тем более на него нельзя положиться. Фу таким быть.

О женщинах и спорте:

Сейчас, когда идёт Олимпиада в Рио, я услышал, что самый большой ТВ-рейтинг в России набрал — нет, вовсе не то, что вы подумали. Не теннис. А женский пляжный волейбол. И я уверен, что зрители были сплошь мужики. Потому что дико сексуально: девчонки в купальниках прыгают, крепкие задницы сверкают, загляденье. И нормальные девчонки: не качки, как пловчихи, не иссушенные, как бегуньи. Вот пусть один этот вид и остаётся в олимпийской программе. Сам включу телевизор ради этих чертовок.

Насмотревшись на извивы тела моей йога-подружки, я не удержался и — нет, не стал принимать асаны рядом — я потащил ее в комнату, на большой-большой диван. Оба остались довольны совместными упражнениями. Да, граждане, от йоги, конечно, очень много пользы. Пусть девушки занимаются, я совсем не против.

Да, это секс. Настоящий секс. С 22 мужчинами одновременно. Если снимать крупным планом лицо болельщицы во время тревожной игры – легко решить, что она переживает очень долгий оргазм. Сорок пять минут оргазма. Плюс добавленное время. Думаю, тут и кроется загадка тотального женского фанатства. Она может не понимать, что такое офсайд и зачем угловой. Но ей, утомленной большим городом, дико хочется секса, затяжного оргазма. И она его получает хотя бы таким путем. Оле-оле-оле! Девчонки, вперед!

Артём Соколов

Мне, конечно, не хочется кого-то в чём-то обвинять, но позиция автора кажется странной не только потому, что я и большинство моих знакомых придерживаемся противоположного мнения, но и из-за путаницы в показаниях. Когда человек, считающий себя либералом, заявляет: «Так и только так правильно», — вряд ли хочется во всё это верить. Вообще, если честно, колонки эти нам всем нужно поскорее забыть, как неудачное школьное сочинение, за которое ставят двойку (уж простите меня за резкость). Сейчас объясню, почему. Налицо неосведомлённость в некоторых вопросах, например в спорте. Нужно отличать спортивные состязания от эротического видеоклипа. В противном случае стоит пожить некоторое время в режиме подготовки к марафону (или хотя бы к полумарафону) и посмотреть в глаза женщине, которая способна преодолеть такую дистанцию.

Я думаю, что популярность подобных высказываний кроется в устоявшихся товарно-денежных отношениях между мужчиной и женщиной, в которых каждый определяет для себя цель: один хочет заботы и внимания, второй — ужин и чистые носки. Или наоборот. Ключ ко всему этому, наверное, — самодостаточность. Если вы хотите лучше понять другого человека — научитесь сами делать то, что вы хотите от него получить. И, наверное, именно в этот момент исчезает категория «должен» и начинаются простые человеческие отношения.

Тварь дрожащая в неравном браке или женская сила в мужском мире. Лучшие блоги недели

На прошедшей неделе участники проекта «Сноб» обсуждали психологический портрет доцента Соколова и тему ранних браков, восхищались природой женщин и критиковали консерватизм мужчин

22 Ноябрь 2020 16:55

«Доцент, как и положено ему по званию, продвинулся на поприще наполеонизма гораздо дальше, чем робкий студент, который после убийства не посещал университета и тем более не читал там лекций. И не приглашал гостей к себе домой, на место преступления, а только дрожал, как в лихорадке, когда приходили незваные гости».

Философ Михаил Эпштейн размышляет о сходстве и различиях двух «вшивых Наполеонов» — Родионе Раскольникове и Олеге Соколове.

«Как показала проведенная экспертиза, Олег Соколов – самый обычный, заурядный психопат. Нет, не в том бытовом смысле, в котором это слово превращается в ругательство. И, кстати, заодно уж и не в том, который бы позволил откосить от тюрьмы «по состоянию здоровья».

В данном конкретном случае личность психопата и за пределами исторических реконструкций продолжает существовать в своём собственном мире».

Юрист, руководитель НДЦ клинической психиатрии Александр Хаминский оценивает ситуацию с доцентом Соколовым с двух ракурсов – юридического и психолого-психиатрического.

«Александр Невский женился в 18 лет на 16-летней, причем на тот момент она уже считалась “засидевшейся”. Да и в более поздние века у многих российских женщин к 17-18 годам уже была пара детей, рожденных в законном браке. Сегодня физиологическое взросление происходит не сильно медленнее, чем в прежние века. А уж детальная осведомленность о половой жизни возникает много раньше, благодаря потоку информации из сети и масскульта. А потому именно брак является лучшим средством от блуда. “Социальное” же взросление как раз и стимулируется вступлением в брак, а не бесконечным ожиданием, когда “чадо” повзрослеет годам к 40».

Протоиерей Всеволод Чаплин приводит доводы в пользу ранних браков.

«Недавно я видел, как выходил из утробы мой сын. Говорят, что мужчины теряют сознание на родах, но я стоял абсолютно завороженный. Я понял, почему мы боимся женского начала: я так не могу, это сильнее любого мужчины и это самое прекрасное, что бывает на свете. Создавать живое — божественный дар. Как тебе такое, Илон Маск?»

Коуч Александр Баранов рассказывает о мужских страхах, патриархате и любви между равными.

«Когда-то, еще во времена тиранозавров, был выработан целый список под заголовком “Жена должна”. И там пунктами: готовить еду, ходить в магазин, мыть посуду, гладить одежду, вытирать пыль, заниматься с детьми, солить огурцы, ну до фига всего, список огромный. Плюс — обязательно радоваться мужу, смеяться любой его глупой шутке, повторять: “Какой ты у меня молодец”».

О том, почему в семье женщины ничего не должны, а мужчины должны, рассуждает журналист Алексей Беляков.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Организация и планирование свадьбы самостоятельно